14:10 

Деанон, Кроссоверы, часть вторая

Once was a boy named Harry
it's only flesh
Я увидела этот фик случайно, когда листала АО3 в поисках чего-нибудь на почитать. И меня не отпустило.
Перевод средненький, если не ниже, но я скорее довольна результатом, потому что в последний раз бралась за перевод именно художественного текста черт знает когда.
Познала всю пикантность перевода секс-сцены на паре.
Читать текст на фанфиксе

Название: Can't Screw A Poodle, Might As Well Screw You
Переводчик: Once was a boy named Harry
Бета: troyachka, GredAndForge, chinawhite
Оригинал: Can't Screw A Poodle, Might As Well Screw You by HanuuEshe, запрос отправлен
Каноны: "Герои", "Торчвуд"
Размер: мини, 3039 слов в оригинале
Пейринг/Персонажи: Клод Рейнс/Джон Харт, Йанто Джонс
Категория: слэш
Жанр: экшн, PWP
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Джон Харт ищет человека-невидимку. Клод Рейнс ищет пути к отступлению. Йанто Джонс от всего этого не в восторге
Примечание/Предупреждения: мастурбация, использование крови как смазки, драка

Клод сидел в баре. Ничего особенного – ему нравилось иногда выпивать, а тут вполне можно было пропустить стаканчик. Бар что надо: постарше прочих, с богатым выбором, сохранивший запах окурков со времен, когда еще не приняли запрет на курение, и умеренно многолюдный – здесь не оборачивались, если кто-то задевал локоть или наступал на ногу, – но не настолько забитый, чтобы не дать возможности пошевельнуться. Клод давным-давно выучил, что быть невидимым не значило быть незаметным и что не существовало лучшего способа стать незаметным, чем слиться со скучной толпой тех, кому наплевать.

Правда, это не объясняло, почему сейчас кто-то обратил на него внимание.

Незнакомец был самым заметным в баре. На нем был хренов красный мундир – подумать только! – а сидел он в окружении пустых бутылок и стаканов. Глаза его были слегка прикрыты будто бы от опьянения, но взгляд казался чересчур проницательным и был слишком явно направлен на Клода.

Может, работник Компании? Неужели Прайматек (или как там они сейчас предпочитали называться) все же вышли на его след? Если да, то этот парень особенный, судя по по тому, как он глотал алкоголь: будто это вода, а он умирает от жажды. Клод задумался, какой способностью нужно обладать для такого, супер-печенью? Ускоренным метаболизмом?

Кто-то задел Клода, невнятно извинился перед миром в целом и исчез. Незнакомец продолжал наблюдать за тем местом, где стоял Клод, а когда тот немного отошел, поднял стакан и ухмыльнулся.

Значит, точное его местоположение незнакомцу известно не было, но угадывал он невероятно точно. И, очевидно, ему крайне хотелось пообщаться с Клодом. Это было несколько не в пользу теории о принадлежности незнакомца к Компании: эти должны были загонять его в угол, чтобы схватить, но никак не увлекать в толпу, чтобы с ним выпить.

Возможно, он был одним из тех, кто искал Клода, чтобы у него учиться. Такие возникали в самых неожиданных местах, особенно теперь, когда Башня Торчвуда рухнула с концами. Народ в Кардиффе был, в целом, реакционный, и поэтому теперь, когда их избавили от вечного страха быть записанными в категорию “иная фантасмагория” и подвергнуться вивисекции просто потому, что информация среди “особенных” витала немного свободнее, чем Клоду бы хотелось.

Он сделал три шага к столику, за которым сидел Мундир, и позволил какой-то женщине налететь на него. Разумеется, умник это заметил, и на этот раз наградил Клода за старания поднятой бровью. Так, можно уже и покончить со всем этим.

Клод подошел вплотную к столику - за спиной теперь оказалась толпа народа, но дверь располагалась всего в четырех метрах слева, да и окно было старым, с одним-единственным слоем стекла. Если что, Клоду скорее всего удастся его разбить, да и то, что незнакомцу придется гадать, где именно он находится, сыграет в его пользу.

Протянув руку, Клод взял ближайшую рюмку из «строя» красного мундира, сделал ее невидимой и осушил в один глоток.

Мундир выжидающе смотрел на него. Теперь было заметно, что он угадывал: судя по всему, ему казалось, что Клод сантиметров на пятнадцать ниже, чем на самом деле.

– Ух ты, – наконец сказал Клод. Жар виски сделал его голос хрипловатым. – И кого ты ради этого убил?

– Барселонца, – ответил незнакомец.

– Не знал, что испанцы делают виски, – отметил Клод.

– Его сделали не испанцы. Я достал бутылку на планете Барселона, – поправили его.

Клод пожал плечами, чего незнакомец, конечно, увидеть не мог.

Наверное, он был связан с теми, кого люди из Кэнэри-Уорф называли «ордами пришельцев-захватчиков». Точно не работник Компании, а значит, никакой вивисекции – это была их эксклюзивная фишка.

Разумеется, еще было неясно, почему этот парень решил заговорить с ним, хотя Клоду все больше казалось, что имело место простое недопонимание. Может быть, стоило уйти сейчас, пока не появились проблемы.

– Отличное маскировочное устройство, – незнакомец сказал это чересчур легко. – Где взял?

– Солсбери, – холодно ответил Клод. – Я с этим родился.

– А я-то думал, ты с севера, – произнес он. Незнакомец не отводил взгляда от места, где, по его предположениям, было лицо Клода. Это раздражало.

Он уже встречал похожих людей – один такой в него стрелял, – безумцев, которым нравилось находить повод для того, чтобы устроить ад на земле, но которые были не особенно разборчивы относительно этого самого повода. Дочка Бишопа была из таких.

Стоило признать – Клоду было интересно, почему этот парень искал человека-невидимку, но не хотелось снова получить пулю. Он взял со стола еще одну рюмку.

– Кстати, я капитан Джон Харт, – Мундир наконец-то представился и протянул руку. Клод, не будучи идиотом, опустошил рюмку и вложил ее в ладонь Харта вместо рукопожатия.

– Клод Рейнс, – коротко ответил он.

– Должен спросить… Неужели это твое настоящее имя? – поинтересовался Харт.

Клод пожал плечами – такой ответ не был редкостью:

– А Джон Харт – твое?

– Нам так нужны имена? – Харт выпил еще рюмку. – Мужчинам нашего уровня?

В голове Клода зазвенел тревожный звонок. Возможно – едва ли, но все же, – кто-то еще, кроме Компании, мог искать конкретно его, и не было никаких сомнений, что где-то в послужном списке Харта можно было найти слово «наемник».

Он еще раз взглянул в сторону выхода и заметил кое-что, что пропустил раньше – недалеко от двери стоял человек в костюме. На лице его не было и следа эмоций. Конечно, парень казался слишком молодым, чтобы быть одним из тех, кто когда-то охотился за семьей Клода, но Торчвуд он узнавал с первого взгляда.

Что ж, это и ответ. Клод взял еще одну рюмку, создавая впечатление, будто останется, а потом перемахнул через столик и прыгнул в окно. Стекло разбилось легко, на одежде остались осколки, а острая грань порезала тыльную сторону ладони прежде, чем упасть. Возможно, немного на показ, зато неожиданно, что могло дать ему несколько секунд форы.

Клод приземлился в переулке и огляделся. В нескольких метрах от него была ярко освещенная оживленная улица, в другую сторону – невысокая стена, отделяющая переулок от ряда садов за домами. Какой же путь сейчас был безопаснее?

Харт выпрыгнул из окна и приземлился на громко хрустнувшее битое стекло. Клод выругался про себя: он только понял, что тоже стоял на осколках, валявшихся абсолютно везде – куда ни побеги, будет слышно. Обычные люди, конечно, больше рассчитывали на визуальные подсказки, но – это мог сказать любой боевой ветеран – и на шум можно было научиться реагировать не хуже.

Кроме того, под мундиром Харта можно было увидеть очертания небольшого пистолета. Клоду все-таки очень не хотелось получить пулю этим вечером.

Садики располагались чуть ближе, и стена, скорее всего, была пуленепробиваемой. Значит, придется немного потоптаться по чужим бегониям.

Клод сделал три быстрых шага, и тут Харт бросился на него. Захват был хорош – и, что более важно, точен, – и Клод, прежде чем упасть на тротуар и оценить остроту впившегося в тело гравия, понял, что чьи-то руки кольцом обхватили его колени.

– Попался! – выкрикнул Харт, усилив захват.

Клод позволил ему вцепиться в свою левую ногу, а потом внезапно лягнул правой, попав Харту точно в лицо. Можно было даже услышать треск, с которым ботинок впечатался в нос ублюдка.

Харт отпустил его и крепко выругался. Клод тотчас вскочил на ноги, дернулся в сторону.

«Не останавливайся», – таково было первое правило для человека в бегах. Какого хера он вообще задержался в Лондоне?

А еще он, кажется, стал слишком мягок, потому что Харт поднялся и ринулся следом еще до того, как Клод успел пару раз шагнуть.
Раз бежать не получилось, может, стоило попробовать подраться.

Он развернулся и с размаха ударил Харта в живот. Тот согнулся пополам с удивлением и болью на лице, и Клод воспользовался возможностью, чтобы врезать ему по ногам. У него получилось, хотя Харт умудрился устоять. Он замахнулся в ответ, разминувшись с Клодом на несколько меньшее расстояние, чем тому бы хотелось.

Он попятился к стене, и Харт последовал за ним с омерзительной легкостью, хотя ударить ему по-прежнему не удавалось. Стена была невысокой – Клод мог видеть окна чьих-то кухонь и гостиных поверх нее – можно было легко перепрыгнуть.

Во всяком случае, он так думал, когда клал руку на стену для упора, пока Харт вдруг не умудрился пригвоздить его к ней с невероятной точностью.

На этот раз он ничего не сказал, только слегка ухмыльнулся, глядя Клоду прямо в глаза.

Раздался неприятный звук, словно кто-то наступил на битое стекло, и из-за чужого плеча Клод увидел, как человек в костюме уходит в сторону улиц. Харт оглянулся, и Клод, воспользовавшись тем, что тот отвлекся, мгновенно поменялся с ним местами, придавил к стене, прижал ладонь ко рту, накрыв их обоих полем невидимости. Он успел проделать все это за мгновение до этого, как услышал, что юноша в костюме обернулся.

В опустившейся тишине Харт изо всех сил впивался зубами в ладонь Клода, а тот кусал собственную губу, концентрировался на том, чтобы поменьше дышать, и думал о том, как бы заглушить стук их сердец.

Человек в костюме пробормотал тихое: “Дьявол!” и сиганул через стену. Клод смотрел, как он возится в кустарнике, затем уходит через калитку сада.

Клод продолжал задерживать дыхание, а Харт вдруг ударил его коленом в пах. Клод упал на землю, шумно выдыхая, Харт присел рядом на корточки.

– Ну, поскольку Красавчик больше не помеха, почему бы нам не закончить наш разговор? У меня есть неплохая комната в отеле и очень, очень неплохое джакузи, на котором прям выгравированы наши имена, – предложил он.

Мгновение Клод пялился на окровавленное лицо Харта, потом саданул его лбом в сломанный нос. Харт взвыл от боли, и Клод попытался убежать. Его догнали предсказуемо быстро, но на этот раз он был готов и нарочно сделал так, чтобы их ноги переплелись. Они врезались в мусорку, раздался оглушительный звон, и свалившийся сверху Клод вдруг ощутил, как к нему прижалось что-то твердое и большое – уж точно не оружие.

Это было просто невероятно.

– Или мы можем заняться этим здесь, – предложил Харт, призывно извиваясь под ним.

Клод сжал его сильнее и смерил неверящим взглядом. После всего этого он хотел трахаться? Серьезно?

Харт снова прижался к нему, потерся о самые чувствительные места.

– Давай же, ясно, что у тебя давно ничего не было.

К сожалению, последний раз у него был не просто давно, а настолько давно, что не хотелось признаваться в этом самому себе. Парнеров находить несколько труднее, чем обычно, когда большую часть времени ты всего лишь невидим.

Харт пристально взглянул на него, и Клод понял, что снова сделал невидимыми их обоих.

– Это «да»? – мурлыкнул Харт.

Вместо ответа Клод коснулся ладонью его лица, скользнул большим пальцем от носа ко рту. Он скорее почувствовал, чем увидел, что размазывает кровь по его губам. Харт приоткрыл рот, лизнул подушечку пальца и слегка прикусил, хоть и вполовину не так сильно, как мог бы.

Гори оно все. Клоду этого хотелось.

– Да.

Харт потянулся вверх, чтобы поцеловаться, но Клод толкнул его обратно к мусорке, которая опять задребезжала.

– Нет. Не дергайся, – посоветовал Клод, пытаясь разобраться с брюками.

Харт издал полный разочарования звук.

– Если тебе не нравится, можешь уйти, – огрызнулся Клод, добравшись до неопровержимого доказательства того, что Харту нравилось.
Пенис у него был маленький и толстый, такой, о котором стоило пошутить как-нибудь после. Глядя Харту в лицо, Клод провел еще влажным от слюны пальцем по члену от основания до головки и взял его в ладонь. Харт подался бедрами навстречу, ухмыльнулся и, подняв руку к лицу, смочил пальцы собстенной кровью, перед тем как взять в ладонь член Клода.

Секс в подворотне всегда неловкий. Никто не раздевается полностью, и одежда, как правило, мешает. Ни один из них не носил ремня, но на идиотской расстегнутой куртке Харта была куча металлических застежек, что вполне себе заменяло ремень по степени неудобства. И несмотря на то, что они оба были невидимы, Клод не мог избавиться от чувства, что их могут застукать в любую минуту. Впрочем, пока для секса в подворотне все было очень даже неплохо. Харт до жути точно угадывал, где гладить, а где надавить, а крови и их естественной смазки хватало как раз для того, чтобы проникновение оставалось на грани между жестким и болезненным.

Клод чувствовал, как пальцы Харта поглаживают набухшую вену, сжимаясь, прежде чем оттянуть в сторону крайнюю плоть. Клод дернулся вперед, застонал, навалился так сильно, что прочувствовал грубую ткань чужой майки, сжал головку его пениса в ответ. Харт провел ладонью по всей поверхности члена до яиц, и Клод, вздрогнув, вскрикнул и кончил.

На мгновение он замер, и капля пота стекла по его носу, упав на лицо Харта. Тому хватило четырех вялых движений руки, чтобы кончить. Клод увидел, как исказилось при этом его лицо.

Минуту они стояли, не шевелясь; Джон потянулся к пушке в тот самый момент, когда Клод толкнул его. Он понял, в чем раньше заключалась его ошибка – он бежал по прямой. Теперь он выбрал тактику зигзагов, и Харт – его оружием было что-то вроде электрошокера, если судить по искрам, – промахнулся.

Решив не заморачиваться с бегом по садам, Клод выбрал хорошо освещенную и многолюдную улицу. Штаны у Харта были все еще приспущены; если ему не хочется лишнего внимания, придется задержаться. Клод знал, что сбежит, а завтра уже будет на пути в другую страну. Кажется, какой-то круизный лайнер отправлялся утром в Новую Зеландию.

Упиваясь триумфом, он свернул за угол только для того, чтобы налететь на человека в костюме. Тот улыбнулся и прижал электрошокер к животу Клода. Мир потемнел.

В себя он пришел на полу минивэна со связанными лодыжками и запястьями. Клод мгновенно стал невидимым, несмотря на очевидную бесполезность – это уже давно вошло в привычку. Его похитители даже не обратили на него внимания, очень уж были заняты перебранкой.

– И если бы ты не конфисковал все мое оружие, мы бы справились с ним куда раньше, – огрызнулся Харт.

– Он нужен нам живым, – ответил человек в костюме. Вид у него был такой, будто он уже привык повторять это, хоть и не испытывал ни малейшего восторга.

– Я бы не задел ничего жизненно важного, – заныл Харт. Глядя на то, как человек в костюме закатил глаза, Клод всерьез задумался, почему они не вывалились от такого из орбит.

– В любом случае, ты бы причинил больше вреда, чем мы могли себе позволить, – не выдержал Костюм. – Беннет сказал, что он нам понадобится, чтобы вернуть Джека.

Клод запрокинул голову и издал вопль. По идее, он должен был звучать как «Беннет», но вышло что-то похожее на «верить». Харт оглянулся.

– Вот, видишь? Человек-невидимка со мной согласен. Беннету доверять нельзя, – уверенно сказал Харт.

– И с каких пор ты слушаешь своих пленников?

– С тех пор, как они со мной соглашаются.

Человек в костюме снова закатил глаза.

– Беннету можно доверять… пока то, что мы делаем, помогает защитить его дочь. Чем больше они узнают, экспериментируя над Джеком, тем больше им известно о том, где границы ее способностей.

– И ты думаешь, этого достаточно? – спросил Харт.

– Слушай, ты хочешь, чтобы Джек вернулся или нет?

Харт не ответил.

– Есть идеи получше?

И снова никакого ответа. Клод попытался высвободить руки - прежде, чем они онемеют окончательно.

– Как минимум, он станет нашим пропуском внутрь, – сказал человек в костюме.

– Верни мне мое оружие.

– На это я уже согласился.

– И не смей об этом забывать, – потребовал Харт, а потом снова обернулся, чтобы взглянуть на Клода. – Что же, выходит, придется повременить с джакузи.

– Мудак, – прохрипел Клод. Это слово прозвучало так, как и должно было.

– Не дергайся. Твои задачи Беннет тебе разъяснит лично, во всяком случае, так говорит Красавчик, – объяснил Харт.

Клод не ответил, вместо этого сосредоточившись на попытке освободиться. Сегодня с ним много чего произошло: его избили, трахнули, ударили электрошокером, похитили. И будь он проклят, если позволит добавить в этот список пункт «поговорил с Беннетом».

@темы: слэш, о переводах, герои, англесский, Фб, Доктор Кто

URL
   

Протестую! Достоевский бессмертен

главная