Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:35 

Once was a boy named Harry
it's only flesh
Фикатон закончился, приношу сюда. С почином меня, кажется: вроде бы фиков больше 500 слов по ДК я не писала никогда, хотя это и кроссовер.
Не вычитано, кстати.

Название: Гордость Империи
Автор: Once was a boy named Harry
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Десятый Доктор, Рон Уизли
Категория: джен
Жанр: кроссовер, недоангст
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: История одного корабля, пары писем и вообще
Предупреждения: АУ, ООС, гет. Все приспособления, кроме уже имевшихся в ДК, придуманы из головы, никакой научной подоплеки и логики нет.
От автора: написано на фикатон имени Рона Уизли на ПФ на "Рон, Доктор Кто, H-, А-. Рон сталкивается с Доктором и отправляется с ним в путешествие в качестве спутника. Доктор любой. Рон не удивляется Тардис". Таймлайн - 3 сезон ньюскула, между первой встречей Доктора с Донной и встречей с Мартой.

«Дорогой Доктор!

Когда ты прочитаешь это письмо — а ты точно его прочитаешь, — я уже давно буду мертв.

Звучит жутковато, но в этом нет ничего страшного, поскольку я, как говорится, прожил долгую и счастливую жизнь. Если хочешь знать подробности, то я оказался на колонизированной планете в достаточно миролюбивой галактике, где отучился на механика и повстречал задорную силурианку, оказавшуюся пилотом на той самой «Гордости Империи». Конечно, этот знакомый нам обоим товарняк не сравнится с ТАРДИС — когда я вновь повстречал «Гордость», ей уже многое пришлось испытать, и выглядела она не лучшим образом, — но я не жалуюсь: мне нравится мой дом, даже к дроидам привык, представляешь? Да и потом, жизнь с силурианкой — это одно большое приключение, разве нет?

Конечно, есть вещи, о которых я сожалею.

Земля, которую мне никогда больше не увидеть. Родные и друзья, с которыми я не успел попрощаться. Магия, которой мне до сих пор жутко не хватает. Время и пространство, которые навсегда для меня потеряны.

Еще меня иногда тяготит знание о том, как именно закончится мое существование...

Но — я уже писал, — моя жизнь и без того неплохо сложилась.

Считай эту посылку и это письмо благодарностью и предостережением одновременно.

После того, как ты прочитаешь записку, я прошу тебя — нет, умоляю, — отдай другому мне содержимое коробки. Не разворачивай. Так будет лучше, и ты это знаешь.

Не надеясь на встречу,

Рон Уизли.

P.S. Не пытайся ничего изменить. Ты сам сказал мне когда-то, что это так не работает.

Нельзя убить Волдеморта, а, значит, нельзя спасти Рональда Билиуса Уизли».


* * *

Они встретились случайно.

Рон просто гулял по центру Лондона, Доктор просто захотел взглянуть на Трафальгарскую площадь, колонна Нельсона просто превратилась в космический корабль и улетела в космос.

Доктор сразу же начал наводить порядок, пока не приехали работники Торчвуда или кто-нибудь еще, параллельно с помощью вычислений и звуковой отвертки выясняя, что именно джудуны забыли в не самом маленьком городе Земли и куда делась настоящая колонна. Или ее не было вовсе?

Рон в свою очередь как можно незаметнее лечил пострадавших с помощью простеньких заживляющих, пытался просканировать местность на наличие сильной магии и ждал, когда Гарри ответит на экстренный вызов по галлеону.

Земное волшебство и технологии повелителей времени засекли друг друга почти одновременно.

— Привет! Я погляжу, не в первый раз с таким сталкиваешься? — Доктор быстро нашел в толпе подходящего человека.

— С чего взяли? — Рон нахмурился. Заклинание опознания незнакомца не видело. Совсем, будто его не существовало.

— Не знаю, — Доктор пожал плечами. — Может быть, я сделал это предположение, исходя из того, что ты выглядишь слишком спокойным для человека, который только что увидел, как памятник превратился в нечто блестящее и взмыл ввысь. И этот предмет... что это?

Рон только и мог, что по-детски спрятать руку с палочкой за спину.

— А у вас? — вместо ответа он кивнул на звуковую отвертку.

— Ничего такого. Просто штука, придуманная не на этой планете и даже не в Солнечной системе.

— Врете! — Рон ухмыльнулся.

Доктор улыбался.

В глазах его Доктор видел любопытство и храбрость — качества, которые он ценил в спутниках больше, чем что-либо еще.

— Я могу доказать.


* * *

Рону нравилось путешествовать с Доктором: приключения ждали за каждым углом, на каждой планете, в каждом отрезке времени. Одна только история с древним кораблем джудунов в центре Лондона — оказалось, кое-кто слишком долго находился в стазисе, — многого стоила, что уж говорить про встречу с настоящим Мерлином или про знакомство с праправнуком Гарри, похожим на прапрадеда как две капли воды.

Но больше всего Рону нравилась ТАРДИС и другие космические корабли, встречавшиеся им на пути.

— Как это работает? Покажи. Ускоритель каких-каких частиц? Повтори еще раз, я не... Не смотри на меня так, я не собираюсь по возвращении домой изобретать все эти штуки и менять будущее. Мне просто интересно.

Доктор знал ответы на все вопросы и терпеливо учил Рона основам. ТАРДИС тоже не особо сопротивлялась, изредка позволяя мальчишкам исследовать и модифицировать некоторые ее части.

Все было хорошо ровно до тех пор, пока они не оказались на мертвом корабле, зависшем на орбите не самой большой планеты с символичным для любого волшебника названием — Нокс.

— Где мы, еще раз? — спросил Рон, распахнув двери ТАРДИС, впуская затхлый воздух и приличное количество пыли в вычищенную до блеска консольную комнату.

— «Гордость Империи». Грузовое судно второй великой и процветающей человеческой империи, пропавшее с радаров своей системы сто лет назад. Сейчас, если тебе интересно, тридцать девятый век, и подобные пропажи чрезвычайно редки, что несколько настораживает.

— А команда? — Доктор выглядел на редкость обеспокоенным и не торопился выходить. — Ты знаешь, что случилось с командой?

— Мертвы, скорее всего.

— Но мы, очевидно, приехали сюда не для того, чтобы выяснять их судьбу? Не затем, чтобы спасти?

Доктор взглянул на Рона так пристально, что у того побежали мурашки по спине. Доктор говорил спокойно, но одновременно в его голосе, взгляде и позе было нечто... странное.

Пугающее даже.

— Нет, не для этого. ТАРДИС засекла странный сигнал: на корабле есть что-то, чего быть не должно.


* * *

— Ты же сказал, что они миролюбивые! — выдохнул Рон. — Дроиды твои!.. Заводные!

Скрежет плохо смазанных шестеренок быстро утихал, растворяясь в тишине «Гордости». Кажется, они повелись на маленький фокус со звуковой отверткой и системой наблюдения и действительно отправились за несуществующим сигналом в восточное крыло.

— Боюсь, дроиды слегка расстроились из-за того, что я позаимствовал у них вот эту штуку, — Доктор улыбнулся и показал Рону небольшую — размером с ладонь, — коробочку из неизвестного темного материала.

— Не думаю, что какая-то коробка стоила всех проблем, — Рон недовольно поморщился.

— Я мог бы прочитать длинную лекцию о том, как одна вещь, случайно попавшая не в то время, может изменить ход истории, но не стану. Потому что — какой сюрприз! — если мы будем стоять на месте, то нас могут пустить на запчасти. Бежим!

И Рон послушно следовал за ним. Бежал, перепрыгивал через забытые старые ящики, сбивая ворохи каких-то папок — откуда они только взялись на грузовом судне! — спотыкаясь на ровном месте.

Потому что бегство было единственно верным решением.

Когда они уже оказались у ТАРДИС, где-то наверху, под потолком, жалобно заскрежетал металл, а корабль затрясся, накренился, чтобы сразу же вернуться в исходное положение. Замерцали сигнализирующие о чрезвычайном положении лампы над дверными проемами, а из невидимых глазу динамиков полилось предостерегающее:

— Внимание! Протоколы И-12 и С-33 активизированы, пожалуйста, подготовьтесь покинуть корабль в течение сорока минут! Внимание! Протоколы...

— Доктор? — Рон невольно понизил голос, будто кто-то мог их услышать на мертвом корабле. — Пожалуйста, скажи, что все будет хорошо.

— Все будет хорошо. Может быть. Не знаю. Иди в ТАРДИС.

ТАРДИС взлетать отказалась.

— Что не так?

— Протокол И-12... Где же я это уже слышал? Где? Протокол С-33 — это я помню. Активизируется в случае неизбежного падения корабля на неизвестную планету. Может быть, наше приземление запустило какой-то процесс... Но протокол И-12? Неужели?.. — Доктор вдруг хлопнул себя по лбу, нажал пару кнопок на панели управления, а потом, одним движением развернув экран к Рону, выкрикнул: — О, это же так очевидно! Поле ТАРДИС вывело «Гордость» из пассивного состояния, активизировав протоколы безопасности и случайно нанеся ущерб, из-за которого корабль упадет на Нокс! К сожалению, теперь, чтобы взлететь, нужно выключить кое-что.

— Ты упомянул про падение. Разве в этом случае все системы не отключатся? Если подгадать момент, то мы без проблем улетим подальше от этого места, и не придется никуда выходить.

— Мой друг, «без проблем» — это точно не про наш случай, — Доктор ткнул пальцем в экран, где была изображена 3D-карта корабля. — Вот здесь, видишь? Целый блок, существующий для того, чтобы в случае активации протокола И-12 и ряда других любой ценой не выпустить другие летательные аппараты, кроме спасательных челноков, за пределы корабля без одобрения капитана. Я думал, что дроиды не догадаются его задействовать, все же сто лет одиночества и бесконечного кружения по орбите даже заводным дроидам наносит определенный ущерб, но, кажется, ошибся.

ТАРДИС тряхануло, да так, что Рон, не успевший схватиться за поручень, отлетел назад и едва не поздоровался затылком с вешалкой.

— Скажи, что у тебя есть идея.

— Есть, разумеется, куда без этого, — Доктор улыбнулся. — Найдешь для меня одну штуку в нашей подсобке? Ту, которую мы разбирали на днях?

— Конечно! Сейчас вернусь.

Рон выбежал из консольной комнаты так быстро, что не увидел, как Доктор открыл заветную коробку и достал оттуда небольшой лист бумаги.


* * *

— Сейчас. Дай, пожалуйста, ту штуку, — Доктор, не отрывая взгляда от панели, протянул руку назад. — Отверткой от этой красавицы я не отделаюсь.

— Штуку, которая делает «дзынь»? — с улыбкой уточнил Рон.

— Да-да-да, — затараторил Доктор. — Быстрее. У нас осталось немногим больше двадцати трех минут.

Рон протянул ему сложный прибор, похожий на звуковую отвертку, только в несколько раз больше.

Стоять на пятачке, где располагалась панель управления системой безопасности «Гордости», было не очень приятно и даже опасно. Свободного от электроники пространства оказалось не очень много, а от другого блока их разделяла огромная пропасть с гигантскими пиками на дне (Доктор обозвал их «матрицей»). Единственным способом пройти от панели до блока были лестницы-мостики, до ужаса напоминавшие веревочные, только с хлипкими бортиками по бокам.

— Видишь? — на секунду обернувшись, Доктор указал на одну из лестниц, ведущую в сплошную стену, где располагался еще один пятачок пространства. — Мне нужно, чтобы ты пошел туда и нажал на большую синюю кнопку. Сможешь?

— Ага, — Рон кивнул.

— Поторопись, ладно?

Идти по лестнице было страшновато: казалось, что вот сейчас старая конструкция не выдержит, и он полетит вниз, прямо на пики. Но, кажется, обошлось, и Рон успел дойти до панели.

— Синяя кнопка! — выкрикнул Доктор.

К счастью, синяя кнопка на панели была одна.

— Готово! Я возвращаюсь.

Все шло неплохо, хотя и было похоже на ночной кошмар — очень уж Рон не любил находиться на высоте без метлы, — до тех пор, пока корабль снова не накренился, а все вокруг не затряслось.

Рон не успел прыгнуть и теперь просто повис на оборвавшейся лестнице-мостике, вцепившись в третью ступеньку. Подняться выше не получалось: с полотка потекло что-то, похожее на машинное масло, и, кажется, каждый сантиметр стал липким и еще более ненадежным, чем раньше.

— Доктор! Я!..

«...сейчас упаду?»

Осознание наделило Рона настоящей суперспособностью: теперь ему не нужно было смотреть вниз, чтобы видеть, насколько высоко он находился и как остры пики матрицы на дне.

Рон представил, как прутья пронзают его насквозь, и нервно сглотнул. Богатая на подробности и отвратительная по содержанию картинка застыла перед его внутренним взором, не желая исчезать.

— Держись! — донесся до него крик. — Еще секунду!

Рон крепче вцепился в ступеньку. В глубине души он жалел, что однажды, когда они только-только начали путешествовать, отдал Доктору свою волшебную палочку. Возможно, это нарушило бы баланс и течение времени в нескольких галактиках, как утверждал Доктор, но однозначно спасло бы ему жизнь.

— Не за что держаться!

Материал, из которого сделали лестницу, был все-таки удивительно прочным, особенно если учесть преклонный возраст корабля, но кошмарно, ужасно, невероятно скользким из-за треклятого масла.

Рон не помнил, каково это — падать с большой высоты, — но в мгновение, когда под пальцами осталась лишь пустота, вспомнил.

Падать — быстро и даже отчасти приятно, если, конечно, не думать о том, что случится, когда ты приземлишься.

Рывок.

— Поймал! — победный выкрик не могли заглушить ни шум заработавшей вновь матрицы, ни бешеное биение сердца Рона.

Оказавшись на спасительном пятачке, они с минуту просто лежали у открытой панели управления, переливающейся всеми цветами радуги.

Доктор смотрел на Рона и улыбался.

Рон вспоминал Фреда и Джорджа.

— Долго ж ты возился, — прохрипел он. — Но все равно спасибо.

— Побежали? Не хотелось бы сгореть в атмосфере вместе с «Гордостью».

— Пора бы.

За все время им не встретилось ни одного заводного дроида. Рона это беспокоило — странное ощущение надвигающейся беды не отпускало его, — но Доктор сказал, что волноваться не о чем, что, скорее всего, во время толчков был поврежден их блок управления, и они просто отключились.

У Рона не было причин не доверять Доктору.

Впрочем, проблема, как потом оказалось, была вовсе не в дроидах.


* * *

Когда они вновь оказались в ТАРДИС, Доктор протянул Рону ту самую коробочку.

— Что это?

— Не знаю, — Доктор лишь отмахнулся. — Никаких подозрительных волн я не обнаружил: наверное, какая-то ошибка, и это просто хлам. Ты ведь любишь такие вещи, разве нет?

— Спасибо. Жаль, что рисковали жизнями ради хлама, но действительно, почему бы и нет?

Внутри коробочки Рон обнаружил небольшой мешок. Ткань его на ощупь была мягкой и приятной, как бархат, что невольно напомнило о доме — последним подарком, который он подарил матери на Рождество, была праздничная мантия.

В мешочке оказались два прямоугольника с зеркальной поверхностью и квадрат сложенного листа бумаги.

«Рональду Билиусу Уизли», — гласила надпись.

Рон быстро развернул письмо, в спешке слегка надорвав бумагу, и начал читать.

Каждая строка, каждое слово, каждая буква письма были ужасны, потому что в них заключалась правда. Рон, осознавая это и понимая, что ему предстоит сделать в ближайшие пятнадцать минут, почувствовал нечто, близкое к отчаянию.

«Гордость» снова содрогнулась, а Доктор, колдовавший над консолью, с раздражением дернул очередной рычаг.

— Не работает, — в голосе его отчаяния пока не было. — Я что-то сделал не так, а времени почти не осталось. Нужно всего лишь придумать новый блестящий план, верно?

Рон знал, что нужно делать.

— На самом деле, у меня есть одна идея, — он улыбнулся.

— Какая?..

— Лови!

Рон бросил Доктору один из двух загадочных прямоугольников и в три шага оказался у двери.

— Нет! Даже не думай! — выкрикнул Доктор ему вслед.

Дверь захлопнулась. Вставить ключ в скважину, повернуть на пол-оборота... Мимо пролетело облачко пыли, похожее на комок грязно-серого хлопка.

«Быстрее».

— Прости, у меня не было выбора! — крикнул Рон, поднеся зеркало поближе к лицу. В зеркале он увидел лицо Доктора, выражавшее недовольство и обеспокоенность одновременно.

Вокруг все начало гудеть, трещать, скрипеть, словно корабль разрывал на части огромный великан, для которого металл и суперпрочный пластик были лишь пластилином.

Бежать стало труднее — местами пол провалился, обнажая машинное отделение или что-то в этом духе, — но искать более безопасный путь было поздно.

— Выбор есть всегда! — услышал Рон в ответ. — Вернись немедленно!

До панели оставалось несколько блоков и одна крайне нестабильная лестница.

— Ты уже читал свое письмо, Доктор?

«Быстрее, быстрее, быстрее».

Молчание.

— Вхождение в атмосферу через десять минут, — оповестил равнодушный мужской голос из динамика откуда-то слева.

— Выходит, читал. Все будет хорошо, Доктор, я выживу, ты выживешь, все счастливы.

— Рональд Билл...

Связь прервалась. Прямоугольник стал бесполезным хламом, который больше никогда не придет в действие, и Рон бросил его вниз, прямо на те самые пики.

— Прости, Доктор. И прощай.


* * *

«Привет, Рон!

Я — это ты из будущего.

Доказательство: когда ты учился на втором курсе Хогвартса, Пушки Педдл проиграли важный матч, и ты со злости разорвал один из любимых плакатов, но потом починил с помощью Репаро, да так, что никто и не заметил.

Знаю, воспоминание так себе, хотел я бы вспомнить что-нибудь получше, поверь, но ни у меня, ни у тебя времени почти не осталось.

Пожалуйста, сделай все точно так, как я напишу. От дальнейших действий зависит не только твоя жизнь, но и жизнь Доктора, а, значит, судьба тысячи тысяч других людей и прочих видов.

Я знаю, что Доктор дал тебе ключ от ТАРДИС. Когда наступит нужный момент — ты почувствуешь это, обещаю, — выскочи и закрой его изнутри. Если оставишь ключ в скважине на пол-оборота — ТАРДИС не даст ему выйти.

Когда ты выключишь систему безопасности окончательно — крайний левый тумблер в положение выкл. и рубильник в центре в положение вкл., — ТАРДИС сможет покинуть «Гордость». После этого ты должен уйти из блока через то самое место, откуда пришел, но свернуть направо. Там тебя будет ждать спасательная капсула номер одиннадцать. Под сиденьем ты обнаружишь нечто, завернутое в специальную пленку. Это манипулятор временной воронки, который перенесет тебя в нужное место. Не буду врать: домой ты не вернешься. Но там, куда ты попадешь, ты будешь счастлив, это я могу гарантировать.

Другого выхода нет. Если Доктор пойдет с тобой, то вы погибнете оба. Поверь мне, я делал расчеты. Манипулятор не сможет перенести вас двоих — мне он достался уже в изрядно паршивом состоянии и его сил хватит исключительно на одно путешествие для одного пассажира.

Кроме того, то, что произойдет с тобой и уже произошло со мной, создало фиксированную точку во времени, которую нельзя переписать.

Такие дела.

Кстати, в коробке, которую вы взяли с «Гордости», ты найдешь зеркала — мое детище. Они работают по принципу осколка, который Сириус оставил Гарри. К сожалению, радиус действия там не такой большой, как мне бы хотелось: в отделе безопасности работать уже вряд ли будет, так что лучше тебе сказать Доктору все как можно скорее.

Удачи.

Когда ты закончишь читать это письмо, у тебя останется пятнадцать минут.

P.S. Мне очень жаль».


* * *

Рон знал, что сегодня — тот самый день, когда «Гордость Империи» отправится в последний полет, собьется с курса и застрянет на орбите маленькой и ничем не примечательной планеты Нокс.

Рон знал, что сегодня — его последний день.

«Двадцать семь лет... Отличный возраст, чтобы умереть».

Разумеется, было страшно, но страшно не за себя. Уговорить Ваджи остаться не вышло, слишком уж она любила корабль, да и упрямства ей было не занимать: пригрозила отгрызть правую руку, если подобные разговоры не прекратятся.

Остальных членов команды — мутанта Ди-Кхана, его сестру Кхан-Ди и второго механика, Алисию, — Ваджи вовсе запретила беспокоить.

— Я приказываю как капитан, Уизли, а не как жена и добрый друг. Ясно? И вообще, откуда у тебя прорезался дар к предсказанию? Ты больше по технологиям, разве не так?

Рон только нелепо отшутился в ответ, как делал всегда, и отправился собирать корабль в последний путь. После того, как все двигатели и системы «Гордости» были проверены, он занялся другим, не менее важным делом: спасением самого себя и Доктора.

Сначала Рон разобрался с манипулятором, завернув его в антирадарную пленку — любимицу контрабандистов, — чтобы ТАРДИС ненароком не обнаружила, и спрятал под сидение в нужной капсуле. Потом написал письма, сложил их вместе с зеркалами в коробку, которую спрятал так, чтобы не могли найти ни команда, ни дроиды.

Все было сделано, но потом, когда Рон уже направлялся к капитанскому мостику, чтобы в поцеловать жену, он увидел краем глаза знакомую синюю будку.

И это действительно была ТАРДИС, а человек, стоящий рядом с ней...

— Доктор?

Он кивнул:

— Привет, Рональд. Давно не виделись. Ну, я-то виделся с тобой двадцать минут назад, а вот ты...

Каждое слово было как ножом по сердцу.

Рон подскочил к нему, схватил за отвороты пальто, встряхнул хорошенько, выкрикнул:

— Я же попросил не возвращаться за мной! Уже поздно, все кончено!

— Для тебя еще не поздно, — Доктор улыбнулся, и не увидел Рон в этой улыбке ни боли, ни вселенской тоски, ни жалости. — Нет, не так даже. Для всей твоей команды еще не поздно.

— Я не понимаю. Разве это не?..

— Нарушит законы времени и пространства? Нет. Я же прилетел после того, как ты оставил все маленькие посылки для себя из прошлого, да и никаких трупов мы на «Гордости» тогда не увидели.

Рон рассмеялся с облегчением. Приказ «умирать» отменялся.

— Итак, куда мы отправимся? — спросил Доктор.

Он выглядел довольным, похожим отчасти на объевшегося Живоглота.

— Наверное, стоит показать ребятам Землю?

— Земля. Отличный выбор! — Доктор подмигнул ему. — Allons-y!

Рон не был уверен, что сможет и дальше путешествовать сквозь пространство и время, но знал, что совсем скоро покажет Ваджи Нору, а это уже многого стоило.

Вопрос: Я фанат голосований
1. Понравилось  2  (40%)
2. Не понравилось  0  (0%)
3. Хочу Рона с силурианкой  1  (20%)
4. Пиши заявки на Белив, ленивая женщина  2  (40%)
Всего: 5
Всего проголосовало: 3

@темы: Гарри Поттер, Доктор Кто, джен, фанфик

URL
Комментарии
2015-04-10 в 20:44 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
Круто! =)

2015-04-10 в 21:28 

Once was a boy named Harry
it's only flesh
troyachka, спасибо.)

URL
   

Протестую! Достоевский бессмертен

главная